Византийский крестово-купольный храм

Николай

Модератор
Византийский крестово-купольный храм

image002.jpg
Церковь Святой Ирины в Константинополе, перестройка после 740 г.
Крестово-купольный храм (в литературе также встречается другой вариант написания «крестовокупольный») — архитектурный тип христианского храма, сформировавшийся в Византии и в странах христианского Востока в V — VIII вв. Господствовал в архитектуре Византии с IX в. и был принят христианскими странами православного исповедания в качестве основной формы храма. В классическом варианте представляет собой прямоугольный объем, центр которого разделен 4 столпами на 9 ячеек. Перекрытием служат крестообразно расположенные цилиндрические своды, а над центральной ячейкой, на подпружных арках, возвышается барабан с куполом.
На смену древнейшим христианским храмам, строившимся в виде базилик, начиная с V в. стали появляться центрические церкви, увенчанные куполом. Ранее центрические постройки разнообразных форм (круглые, граненые, крестообразные) возводились как крещальни (баптистерии) и мартирии (от латинского martyr) — постройки, отмечавшие места важнейших евангельских событий, а также места погребения мучеников. Самый известный мартирий — ротонда над Гробом Господним в Иерусалиме.

image004.jpg
Ротонда над Гробом Господним в Иерусалиме
Формирование крестово-купольного типа храма происходило на протяжении V — VIII вв. Постепенно именно центрический, а не базиликальный тип храма стал преобладающим в восточной части христианского мира. Купол стал важнейшим элементом архитектуры византийского храма. Второй важнейшей особенностью сделалось крестообразное пространство интерьера. Однако, прежде чем крестово-купольный тип храма появился в законченном виде, было создано множество разнообразных центрических построек, благодаря которым можно увидеть, как интенсивно шёл процесс осмысления образа христианского храма.
С одной стороны, центрические храмы сформировались на основе раннехристианских мартириев. С другой стороны, сам старый тип храма-базилики подвергся трансформации и был соединен с куполом.
Центрические христианские постройки опирались на богатые традиции римской архитектуры, достигшей в возведении купольных сооружений большого совершенства (мавзолеи, залы дворцов, помещения терм). Великим купольным сооружением Рима был Пантеон. В восточной половине Римской империи, где процесс формирования центрических храмов шёл особенно интенсивно, христианская архитектура могла опираться на опыт местных языческих святилищ, в частности на шестигранный двор в храме Баальбека.

image006.jpg
Храм монастыря преподобного Симеона Столпника (Калат-Семан), 476 — 490 гг.

Центрические постройки Палестины IV в., возведенные при Константине Великом на местах земной жизни Иисуса Христа представляли собой простые ротонды или октогоны (восьмигранники) без апсиды и дополнительных пристроек. Со временем у них появилась апсида, функция которой первоначально не обязательно совпадала с алтарем храма. В апсиде могли совершать начальную часть литургии с чтением Евангелия, а Евхаристия совершалась в центре здания под куполом. Со временем ротонды дополнялись пристройками, например, помещениями для паломников, посещавших святые для христиан места.
В этом процессе важную роль играла архитектура Сирии.
В Антиохии Сирийской — одном из важнейших центров раннего христианства — была своя архитектурная школа. Антиохийские зодчие возводили здания подобного типа ещё для римских императоров (дворец Диоклетиана в Сплите). В самой Антиохии по заказу Константина был построен так называемый «Золотой октогон».

image008.jpg
Церковь Сан-Витале в Равенне, 527 — 548 гг.
Приблизительно в VI в. сформировался тип октогона, вписанного в прямоугольный или квадратный план. К угловым граням октогона примыкали полукруглые ниши. К такому типу относились храм святого Георгия в Эзре (515 г.) и гробничная церковь в Русафе (на месте погребения мученика Сергия). Кафедральный собор в Босре (512 г.) представлял в плане квадрат с вписанной окружностью. В свою очередь центр этой ротонды, ограниченный колоннами, имел форму квадрифолия. Таким образом, средняя часть интерьера имела форму креста-четырёхлистника, увенчанного куполом. Внешняя часть ротонды образовывала круговой обход, а с востока примыкали алтарные помещения.
Размеры этих храмов были столь велики, что чаще всего их нельзя было перекрыть каменным куполом. Кровля делалась деревянной. В отличие от римских ротонд с каменными куполами, покоящимися на толстых стенах, сирийские храмы имели тонкие стены и сложное пространственное решение. Только некоторые подобные постройки имели каменное перекрытие. Таким был храм в Эдессе VI в., возможно также храм в Эзре.

image010.gif
План церкви Сергия и Вакха в Константинополе
Особой постройкой был грандиозный ансамбль монастыря преподобного Симеона столпника (Калат-Семан), построенный в 476 — 490 гг. Он, представлял собой крест, образованный четырьмя сходящимися к центру базиликами, восьмигранное пространство между которыми было перекрыто деревянным шатром, под которым стоял каменный столб-башня — место подвига Симеона.
Более редкими были примеры центрических храмов на западе Средиземноморья.

image012.jpg
План церкви Сан-Витале в Равенне
Огромный храм Сан-Лоренцо в Милане, построенный во второй половине IV в., в целом сохранил свои формы. Они не характерны для римских мартириев. Сан-Лоренцо скорее имеет аналогии в антиохийской архитектуре. Внешние стены имеют квадратный план с выступающими по сторонам плоскими полукружьями. Внутреннее подкупольное пространство имеет аналогичную форму квадрифолия, состоящего из квадрата с округлыми выступами. Основание купола было восьмигранным. В настоящее время храм венчает купол XVI в., первоначальное перекрытие могло быть деревянным, так как стены здания очень тонки. Круговой обход храма сделан двухэтажным, то есть храм имеет хоры. Церковь совмещала в себе функции придворного храма и усыпальницы (отсюда тип мартирия, хотя для самих погребений имеются специальные пристроенные к зданию капеллы).
В VI в. были построены два великолепных храма связанных непосредственно с архитектурой столицы — Константинополя. Первый из них — Церковь Святых Сергия и Вакха, построенная в Константинополе в 527 — 529 гг. Юстинианом Великим. Храм являлся одновременно и мартирием (местом хранения мощей святых), и храмом для общественного богослужения. В плане он представляет собой квадрат с вписанной окружностью — подкупольным пространством. Купол несут восемь опор, между которыми сделаны ниши-экседры. По углам они полукруглые, а по сторонам света — прямоугольные. Храм имеет внутренний круговой обход с хорами.
Позднее по образцу этого столичного храма была возведена знаменитая церковь Сан-Витале в Равенне (527 — 548 гг.). Итальянский город был в то время возвращен Византийской империи, и постройка нового храма знаменовала победы Юстиниана на её западных границах. Церковь имеет форму двух восьмигранников, вписанных один в другой. Грани внутреннего восьмиугольника прорезаны полукруглыми экседрами. Алтарная апсида соединена с подкупольным пространством длинным прямоугольным проходом. Круговой обход храма также двухэтажный (с хорами).
Постройки Юстиниана подвели итог поискам формы купольного храма на основе типа мартирия. В них в полноте можно увидеть новое понимание архитектуры храма и особое византийское чувство пространства. Купол парит над храмом. Несущие конструкции не вызывают ощущения тяжести. Все выглядит легким и невесомым. Стены и колонны не поднимаются от пола вверх, а воспринимаются скорее спускающимися сверху, с небес. Эти образные черты во многом будут справедливы для всех последующих византийских церквей.

image014.jpg
Собор Святой Софии в Константинополе. 532 — 537 гг. Величайший купол в архитектуре Византии. Продольный разрез храма
Перечисленные постройки, правда, не привели непосредственно к созданию крестово-купольного храма. Мотив креста в них встречается редко, как правило, в форме квадрифолия. Но в них ярко выразилось желание создать именно центричный купольный храм, способный заменить тип базилики.
Вторым важным процессом было видоизменение базиликального типа. Именно этому процессу принадлежит решающая роль в создании крестово-купольного типа храма, во многом сохранившего структуру базилики — деление интерьера на нефы. Здесь ведущая роль принадлежала столице Восточной Римской империи. Уже в IV в. в Константинополе был построен храм Апостолов, представлявший собой крестообразно соединенные базилики. По его образцу были построены некоторые храмы VI в., в том числе храм Иоанна Богослова в Эфесе представлявший собой крест с удлиненным западным концом.
Попытки соединить тип базилики с купольным завершением делались в Восточной Римской империи начиная с V в.
Храм монастыря Алахан (современная Турция), построенный во второй половине V в., представлял собой трехнефную базилику, завершенную не сохранившимся деревянным куполом. В западной части нефы разделены каменными столбами, а восточнее, по бокам от подкупольного пространства двухъярусными аркадами на колонах. Благодаря этому в интерьере наметилось и поперечное движение, что в будущем привело к образованию подкупольного креста.
В VI в. подобные постройки стали многочисленны. Величайшим храмом, в котором совместились базиликальный план и венчающий огромное пространство купол, стал Софийской собор Константинополя, возведенный в 532 — 537 гг. В нём — самой яркой и грандиозной постройке эпохи Юстиниана Великого — удивительно полно воплотилось и христианское миропонимание и эстетическое чувство византийских зодчих. Огромное пространство среднего нефа перекрыто господствующим над всем куполом и благодаря поддерживающим его полукуполам имеет продольную ориентацию. Над боковыми нефами и нартексом вокруг подкупольного пространства проходит обход — хоры. Пространство боковых нефов и хор отделено от центра храма двумя ярусами аркад, над которыми стоят люнеты боковых стен, прорезанные окнами. Между ними также возникает поперечная перекличка, хотя крест в интерьере храма ещё никак не намечен.
Церковь Карс-ибн-Вардан (Сирия, 564 г.) во многом повторяет замысел Софии. В ней части боковых нефов, отделенные от подкупольного пространства аркадами, сильнее связаны именно с центральной частью храма. Они обособляются от продольного движения нефов. Этому способствуют арки, переброшенные от аркад к внешней стене поперек боковых нефов.

image016.jpg
Интерьер храма Софии в Фессалониках. Начало VIII в.
Церковь Успения в Никее (VII — начало VIII вв., разрушена во время греко-турецкой войны 1917 — 1922 гг.) уже имела ясно выявленный в интерьере подкупольный крест с короткими одинаковыми рукавами. Он образован благодаря тому, что отделяющие боковые нефы аркады отодвинуты дальше от центра здания. Из-за этого стали открытыми мощные несущие купол столбы.
Ещё одним примером трансформации базилики в крестово-купольное сооружение является храм Климента в Анкаре (сложно датируемый). В нём подкупольный крест также имеет очень короткие ветви (они перекрыты даже не сводами, а узкими арками), но отделенные аркадами боковые и западное пространства гораздо сильнее связаны именно с центральным крестом, они становятся его продолжением. Это подчеркивает и особая форма столбов, несущих аркады. Они имеют прямоугольную в сечении форму и развернуты так, что поддерживают движение каждой ветви креста от центрального пространства к краям храма.
Очень крупным храмом этого типа, является собор Софии в Фессалониках, построенный между 690 и 730 гг. Его интерьер также состоит из подкупольного креста и отделенных аркадами обходов с хорами. Здесь необычно устроены массивные столбы, на которых держится купол и примыкающие своды рукавов креста. Они прорезаны проходами, зрительно разделяющими их на более узкие опоры. Возникновение этих проходов указывает на постепенное превращение подкупольного пространства в трехнефное. Боковые же нефы, отделенные аркадами, остаются обособленными от центрального крестообразного интерьера и служат обходом вокруг него.

image018.jpg
Церковь Экатонтапилиани на Паросе, VI в.
Несколько иначе превращение базилики в крестово-купольный храм можно увидеть в храме Марии в Эфесе (VI в.). Это трехнефная базилика, в которой боковые нефы не имеют над собой хор и перекрыты простыми цилиндрическими сводами. Но пространство центрального нефа, увенчанное куполом, имеет легкую крестообразность благодаря выделению боковых подпружных арок. Они намечают короткие боковые ветви креста. Перекрываются и стоящие напротив друг друга аркады так же, как в храме Карс-ибн-Вардан.
image020.jpg
Храм святой Гаянэ в Эчмиадзине, 630 г.
Почти одновременно с Софийским собором была построена константинопольская церковь Святой Ирины. Первоначально её боковые нефы имели хоры. Но перестройка 740 г. сильно изменила характер интерьера храма, сделав его совершенно крестово-купольным. Вторые ярусы боковых аркад были разобраны, пространства боковых нефов (точнее хор над ними) слились с подкупольным. Подпружные арки, несущие купол, теперь плавно перетекали в боковые цилиндрические своды. Получилась композиция из четырёх рукавов креста, завершенных расходящимися на четыре стороны сводами. Теперь рукава креста доходили до наружных стен храма, охватив весь интерьер. Они заканчивались не аркадами, а стенами храма, прорезанными окнами. Удлиненной стала западная часть храма.
Аналогично в форме креста были решены интерьеры храмов святого Тита в Гортине (Крит) и Катаполиани в Паросе (Кикладские острова).
Похожие формы храмов встречаются и в более позднее время. Храм в Дере-Агзы (Малая Азия) IX в. также имеет в нижнем ярусе три нефа с аркадами по бокам подкупольного пространства, а на уровне хор ясную крестово-купольную форму. Аналогично решен и собор святой Софии в Бизи (Визе) IX в.
Уже в VI — VII вв. новый тип храма был воспринят и развит в архитектуре Армении. В это время были построены соборы в Эчмиадзине (Вагаршапате), Цроми, Мрене и Талине. В них произошло важное видоизменение типа: стены рукавов креста превратились в тонкие столбы. Благодаря этому исчезли, соединившись с подкупольным пространством, угловые помещения храма. Получился цельный и уравновешенный интерьер, разделенный на три нефа тонкими столбами. Трехчастный алтарь, состоящий из примыкающих к наосуапсид, слился с пространством храма. Собор Эчмиадзина (в основном сохранивший формы VI в.) имеет ещё одну особенность. К его стенам со всех сторон примыкают апсиды, служащие полукруглыми завершениями ветвей креста.

image022.jpg
План храма Звартноц в Армении, 643 — 652 гг. Уникальный пример креста вписанного в ротонду
Кроме того, именно в Армении, а также Грузии, стали распространёнными крестово-купольные храмы в плане напоминающие трех- или четырёхлистник и называющиеся соответственно триконхами и тетраконхами. Их интерьер не расчленен столбами и не разделен на нефы. Цельное пространство имеет форму креста с округлыми концами. Крест образован четырьмя апсидами, сходящимися к подкупольному пространству. Угловые помещения храма полностью отделены от основного пространства интерьера. Иногда западная ветвь креста остается прямоугольной (храмы триконхи). Внешне такие храмы чаще всего сохраняют прямоугольную форму, так как полукружья апсид утоплены в плоскости фасадов, завершенных треугольными фронтонами. Однако благодаря глубоким нишам, прорезающим фасады по бокам от апсид, их форма видна отчасти и снаружи здания.
В VII в. в Эчмиадзине (Вагаршапате) было построено два храма в честь почитаемых святых дев и мучениц Рипсимэ и Гаянэ. Храм святой Гаянэ относится к первому варианту, в нём интерьер членится тонкими столбами, несущими купол и своды. Хотя храм имеет похожий на базилику вытянутый план, но внешне в нём хорошо видна крестообразная форма здания в целом, завершенная на средокрестии куполом.
Уникальным храмом был дошедший до нашего времени в руинах собор Звартноц. В плане он состоял из ротонды с вписанным внутрь тетраконхом.

image024.jpg
Джвари, Грузия, 590 — 604 гг.
В более позднее время развитие армянской архитектуры было связано с новым царством со столицей в Ани. Типология храмов основывалась на традициях VII в. и сохраняла свое многообразие. Так собор Ани, построенный в 989 — 1001 гг., относится к числу купольных базилик с выраженной крестообразностью пространства.
Грузинский монастырь Джвари в Мцхете известен своим великолепным собором, возведенным в 590 — 604 гг. Джвари относится к типу тетраконха. Однако внешне округлая форма ветвей креста менее скрыта, чем в подобных постройках Армении. В храмах данного типа для перехода к барабану купола использовались не паруса, а тромпы. Повторением Джвари стал Атенский Сион, сохранивший внутри роспись 1080 г.
Тип тетраконха в разнообразных его вариантах стал в Грузии очень распространённым.

image026.jpg
Собор Никорцминда, 1010 — 1014 гг. Внутренний вид купола
Храм в Ниноцминде середины VI в., сохранившийся в руинах, имел восьмилепестковый план. По сути это тетраконх, угловые помещения которого имеют снаружи полукруглую форму и также соединяются с подкупольным пространством.
Меньшие размеры имеет церковь Кветера первой половины X в., но она хорошо сохранилась до нашего времени. Её внешний облик определяется красивыми очертаниями полукруглых апсид и цилиндрического барабана. В других случаях зодчие предпочитали вписать полукружья апсид в прямоугольный или крестообразный план.
Так решен собор Никорцминда, возведенный в 1010 — 1014 гг. У него подкупольное пространство шестигранной формы. К нему примыкают пять апсид: одна — алтарная — с востока, а остальные по две по бокам храма. Западная ветвь креста была сделана прямоугольной.
Но тетраконхи не были единственным вариантом храма. Большие соборы чаще решались в форме столпных храмов.
Главный собор Грузии – Светицховели – был построен в 1010 – 1029 гг. Он решен в виде трехнефного храма с рядами столбов в интерьере, но в отличие от собора Эчмиадзина имеет сильно вытянутые с запада на восток пропорции. В нём нет аллюзии на тетраконх. Здесь больше сходства с собором Ани, имеющим такой же вытянутый базиликальный план. Интересной особенностью обладают несущие купол столбы. С внутренней стороны они имеют большее число уступов, как бы обступая подкупольный квадрат.

image028.jpg
Кветера. Первая половина X в. Тетраконх
В некоторых соборах трехнефный интерьер с тонкими столпами дополняется апсидами, завершающими не только восточную, но и боковые ветви креста. Это придает храмам сходство с триконхами. Примерами такого рода, могут служить монастырский храм в Ошки, построенный между 963 и 973 гг., храм Баграта в Кутаиси и церковь святого Георгия в Алаверди первой четверти XI в.
C VII в. архитектура Византии вступила во временный период упадка. Преобладающими стали небольшие и упрощенные по формам постройки. Тем не менее, предпочтение отдается именно крестово-купольному типу храма. Примерами подобных провинциальных по сути построек, лишённых изысканности, являются церковь Бююкаде близ Амасры (начало VIII в.), собор в Эрегли (побережье Мраморного моря, IX в.), храмы Херсонеса IX — X вв.
В этих церквях преобладает массивность стен и столбов, сменившая зрительную легкость ранних византийских построек. Алтари делаются трехчастными, состоящими из трех апсид, что указывает на усиление роли проскомидии в проследовании литургии. Для проскомидии предназначалась одна из боковых апсид.
Предпочтение именно крестово-купольного типа другим не могло быть связано с практическими целями. Подобные храмы отчасти были менее удобны, чем базилики. Их ценность состояла, прежде всего, в глубокой символической насыщенности.
Новый расцвет строительства, равно как и всех видов искусства, начался в IX — X вв. На протяжении последующих нескольких столетий в Константинополе было построено множество церквей, в которых вновь проявилась изысканность стиля и столичная роскошь. В настоящее время от построек Византийской столицы сохранилась лишь ничтожно малая часть. Зато до нашего времени дошли восторженные описания современников.

image030.jpg
Собор Светицховели. Чертеж. Поперечный разрез здания
Начиная с этого времени крестово-купольный тип храма (в разных его вариантах) является главным в архитектуре Византии. Другие типы являются редкими исключениями.
Так, при императоре Василии I (867 — 886 гг.) в Большом императорском дворце была возведена церковь Неа (Новая базилика). Вероятнее всего, это был именно крестово-купольный храм или купольная базилика. По сохранившимся сведениям церковь имела пять куполов, что в будущем послужило примером для многочисленных повторений.
Хотя уже в VII — VIII вв. появились церкви, купол и своды которых поддерживались четырьмя колоннами, теперь этот изящный вариант стал наиболее распространённым. Его примером служит сохранившаяся церковь Богоматери монастыря Липса (908 г.). В её интерьере колонны превратились из декоративного в основной конструктивный элемент. Они несут арки, поддерживающие своды и купол. Угловые ячейки храма сливаются с центральным крестообразным пространством, благодаря чему интерьер приобретает зальный характер.

image032.jpg
Мирелейон. Церковь во дворце императора Романа Лакапина в Константинополе. X в.
Так как наос храма приобрел единое прямоугольное пространство, между ним и апсидами потребовалось дополнительное расширяющее алтарь помещение — вима. В храмах этого типа невозможно было устроить хоры так, как это делалось ранее. Хоры, если они устраивались, занимали теперь незначительное пространство в западной части храма над нартексом.
В 930 г. императором Романом Лакапином (Лекапеном) был построен двухэтажный храм Мирелейон. И нижний и верхний храмы относились к типу храма на четырёх колоннах. Нижний перекрыт цилиндрическими сводами на арках, а верхний куполом на барабане. Переход к круглому барабану осуществлялся через паруса. Хотя тонкие колонны делали весь интерьер легко обозримым, но на уровне сводов сохранялась иерархия центральных и боковых частей здания. Центр здания завершен высоким куполом, ветви креста — сводами, заканчивающимися на уровне основания барабана купола, а угловые части ещё более низкими сводами на невысоких арках.
Помимо крестово-купольных храмов на четырёх колоннах строились центрические купольные храмы и иной типологии. Например, собор (кафоликон) монастыря Осиос Лукас в Фокиде (Греция). Центральная часть интерьера кафоликона представляет собой квадратное в плане помещение. На его углах перекинуты тромпы, несущие барабан с куполом. Однако благодаря примыкающим к подкупольному пространству боковым компартиментам интерьер всё равно имеет заключённый в себе крест.

image034.jpg
Монастырь Пантократора в Константинополе, XII в.
Византийские храмы далеко не всегда имели выразительный внешний облик. Внешняя грузность форм искупалась красотой интерьера, на решение которого зодчие и обращали свое пристальное внимание. Пребывая внутри крестово-купольного храма человек не был побуждаем к движению вперед, как это было в горизонтально ориентированных базиликах. Формы здания не восходили снизу, выстраиваясь одна над другой, но как будто спускались сверху вниз: от небес к человеку. Восторженное описание своих ощущений оставил патриарх Фотий, писавший о Фаросской церкви Константинополя: «… всё кажется пребывающим в волнении (экстазе), и сама церковь представляется как бы вращающейся. И зрителю, побуждаемому к постоянному движению и круговращениями, и поворотами во всех направлениях, разнообразием предлагаемых ему видов и перспектив, представляется, что его собственное переживание переместилось в церковь».
Древнерусская архитектура в основном была представлена именно церковными постройками, среди которых крестово-купольные храмы занимают господствующее положение. На Руси получили распространение не все варианты этого типа, но постройки разных периодов и разных городов и княжеств Древней Руси образуют собственные оригинальные интерпретации крестово-купольного храма.
 

HSFORUM

Зарегистрированные пользователи получают весь контент в лучшем качестве.
Верх