Зарождение и развитие понятия «патриотизм» в зарубежной школе

П. Е. Мананникова, г. Барнаул

История патриотизма своими корнями уходит в глубокую древность. К вопросам патриотического воспитания обращались как восточные, так и западные цивилизации. Однако, содержание самого понятия «патриотическое воспитание» каждый народ или нация трактовали по-своему. Так, в разные времена под патриотизмом понималось служение народу и своему государству (присяга херсонесцев в начале 3 ст. до н.э.), как чувство преданности определённой державе и её институтам он существовал в Древней Греции (гражданский патриотизм и панэллинистский патриотизм), Риме и Средневековье. Ещё в педагогических системах Древней Греции сформировались идеи воспитания гражданинапатриота своего государства. В Афинах центральной фигурой воспитания или идеалом был гармонично развитый в физическом и умственном плане человек, восприимчивый к прекрасному. Для того чтобы достичь первой цели быть прекрасными душой, афинские юноши с детства познавали великие произведения Гомера, Гесиода, знакомились с философскими трудами Сократа, Аристотеля, Платона, бесплатно посещали, набиравшие тогда популярность, театральные представления. Чтобы достичь второй цели – быть сильными телом, афинские юноши усердно занимались разнообразными гимнастическими упражнениями, как физически укрепляющего, так и прикладного характера. Молодой грек к 18 годам был уже достаточно хорошо обучен в общеобразовательной, гимнастической и музыкальной школах. Для зачисления в эфебию юноше надо было пройти довольно сложную процедуру, подробно описываемую у Аристотеля в работе «Афинская полития» [1, с. 79]. И только тогда для него начинался первый год из двухгодичного цикла подготовки эфебов к военной и гражданской службе. Цикл подготовки включал разнообразные интенсивные гимнастические тренировки и военные упражнения с боевым оружием. Кроме того, юноши большое внимание уделяли (что было обязательной частью их подготовки) театральным репетициям, углубленно изучали философию. Эфебы, завершая первый год обучения, демонстрировали полученные навыки и умения по военной тематике и технике владения оружием перед гражданами Афин в государственном театре [1, с. 79]. В конце такого представления каждому эфебу выдавались копье и щит, после чего они произносили клятву верности, которая начиналась с обещания: «Я не опозорю моего священного оружия и не покину моего друга, где бы я ни находился…». Понятие «родина» или «смерть» для юного грека было не просто патетической конструкцией, а императивом, определяющим всю его дальнейшую жизнь. В Спарте воспитание носило более суровый характер и готовило воинов, способных сражаться и побеждать. Система спартанского военно-патриотического образования имела целью выработать из каждого спартанца воина. С 7 до 20 лет спартанец проходил обучение, после чего становился полноправным гражданином. В афинской эфебии реализовалась первая в мире система всесторонней подготовки юношей к защите Отечества, опыт которой беспрецедентен по своей значимости. Лукиан в своем всемирно известном труде «Анахарсис, или об упражнении тела» об афинской системе подготовки молодежи пишет так: «… более всего мы стараемся, чтобы граждане были прекрасны душою и сильны телом: ибо именно такие люди хорошо живут вместе в мирное время и во время войны спасают государство и охраняют его свободу и счастье» [3, с. 336–337].

Несмотря на принципиальные различия в воспитательных системах этих городов-государств, особое внимание в них отводилось специальным беседам государственных руководителей с молодежью, во время которых поднимались политические и нравственные вопросы, звучали рассказы о стойкости и мужестве предков в борьбе с врагами отечества, описывались подвиги известных героев. В эпоху раннего Средневековья в Европе светские феодалы, помимо школьного обучения, прибегали к такому пути формирования подрастающего поколения патриотов, как рыцарское воспитание. В этом рыцарском воспитании были заложены идеи жертвенности, послушания и одновременно личной свободы, а также превосходства над остальными сословиями. В феодальной среде существовало презрительное отношение к книжной школьной традиции. Ей противопоставлялась программа семи рыцарских добродетелей [2, с. 95]. В эту программу входили владение копьём, фехтование, езда верхом, плавание, охота, игра в шахматы, пение стихов собственного сочинения, игра на музыкальном инструменте. Но прежде всего юношей обучали военному искусству, благодаря которому в них воспитывали нравственность, силу и мужество.

В эпоху Возрождения вопросы взаимоотношения человека и общества, патриотического воспитания получают более углубленное рассмотрение. Изменения, произошедшие в экономической и политической европейской жизни, вызывали в то время потребность в преобразовании системы образования, которая была наполнена сословно-догматическими постулатами, а главной задачей в воспитании ребенка должно было стать воспитание у него стремления оказывать пользу своими услугами как можно большему числу людей. Э. Роттердамский в это время выдвинул один из первых постулатов о народном образовании, провозгласил отношение к труду мерилом нравственности. В своём главном труде – «О первоначальном воспитании детей» – он заявил о необходимости сочетания античной и христианской традиций при выработке педагогических идеалов, а также выдвинул принцип активности воспитанника: врожденные способности могут быть реализованы лишь через напряженный труд.

В XVII веке европейские умы постепенно приходят к пониманию человека как инструмента для общественной пользы. Так, великий педагог Я. А. Коменский, в связи с этим всеобщим пониманием, особое место в своих научных трудах уделял вопросам именно нравственного воспитания. В своей утопии «Лабиринт света и рай сердца» (1625 г.) он изобразил человека путником, проходящим по лабиринту жизни. Чтобы достойно и успешно пройти такой лабиринт, человек должен приобрести приносящее общественную пользу образование [2, с. 165]. Только тогда, по мнению педагога, человек сможет стать настоящим гражданином своего государства. Четко обозначенные идеи патриотического воспитания в Европе впервые появляются в работе Клода Адриана Гельвеция (1715–1771) «О человеке, его умственных способностях и его воспитании». Автор считал, что «необходимо сформулировать единую цель воспитания для всех граждан. Эта цель заключается в стремлении к благу всего общества, к наибольшему удовольствию и счастью подавляющего количества граждан. Необходимо воспитывать патриотов, которые в состоянии объединить идею личного блага и блага нации» [6, с. 54]. Такое его понимание целей воспитания было связано с борьбой против господства феодализма, который тормозил экономическое и культурное развитие общества. Неслучайно понятия «патриот» и «патриотизм» стали широко употребляться в период Великой французской революции 1789–1793 гг. Патриотами тогда себя называли борцы за народное дело, защитники Республики. В то же время появилось и другое понимание патриотического воспитания, связанное с воспитанием культуры межнациональных отношений, формировании «любви к людям», без выделения принадлежности человека к какой-либо нации.

Развивали эти идеи Жан-Жак Руссо (1712–1778); Иоганн Генрих Песталоцци (1746–1827), который считал центром всего нравственного воспитания «деятельностную любовь к людям»; позже Адольф Дистервег (1790–1866), боровшийся с сословным подходом в решении педагогических проблем и считавший, что «любовь к человечеству и своему народу должна развиваться в теснейшем единстве» [6, с. 54].

В XIX веке идеи патриотического воспитания, заложенные и разработанные ранее, были развиты и доработаны классиками педагогики Нового времени. Вслед за Руссо, философ и педагог И. Кант полагал, что нравственность и доброта не определяются знаниями, что в человеке от природы существуют задатки добра. А разумной жизни, личной свободы и спокойствия можно добиться, овладев наукой о нравственности, долге и самообладании [2, с. 214]. С середины XIX в. воспитание патриота становится одной из важнейших педагогических функций в Европе. В Англии и Франции главной задачей стало эффективное формирование необходимого для государства типа гражданина. Ученые и педагоги этих стран последовательно занимались совершенствованием системы воспитания. Решались вопросы создания национальной системы школы, т.к. бурное развитие промышленности, требовало хорошо подготовленных рабочих кадров [5, с. 336]. При этом оставались и частные публичные школы – «паблик скулз», которые подготавливали высшую элиту страны. Назначением такой школы было воспитать джентльмена, способного возглавить и повести за собой людей в час трудных испытаний. Во Франции Парижская коммуна в 1871 году ввела в стране всеобщее обучение. Встал вопрос и о новой системе воспитания. Были изданы книги деятелей французского Просвещения. Дакоста опубликовал книгу «Этюд о республиканском воспитании. Начальные школы. Профессиональные школы», а П.Робен выпустил из-под своего пера работу об интегральном воспитании.

В конце XIX–начале XX века эпицентром поисков новых форм и методов школьного образования и воспитания в Западной Европе стали экспериментальные учебно-воспитательные учреждения, которые получили название «новых школ». Первая такая «новая школа» в Великобритании была создана для мальчиков английским педагогом С. Редци в 1889г. в сельской местности Абботсхольм, а во Франции – школа де Рош, открытая в 1899 г. французским педагогом Э. Демоленом. В центр педагогической работы «новых школ» были поставлены интересы ребёнка, развитие его индивидуальных способностей, воли, инициативы и гражданственности. Участие учеников в решении школьных проблем способствовало их нравственному воспитанию, формированию таких черт характера, как инициатива, самостоятельность, ответственность и патриотические качества. Весь уклад школьной жизни в этих школах был подчинён воспитанию характера ребёнка. Такие идеи «новой школы» вскоре завоевали широкое признание. В начале XX в. школьные реформы в Европе (содержание и методы начального обучения, моральное и гражданское воспитание, постановка среднего образования и др.) были центральными в социальной политике. Во Франции ведущую роль в этой области играли Ф. Всиссон, О. Греар, А. Рибо, и др. В 1918 г. в Великобритании был принят закон Фишера, который продлил срок обязательного обучения до 14 лет. Смысл всех педагогических новшеств был «в формировании и укреплении характера средствами умственного, физического и эстетического воспитания». Цель нравственного воспитания в Великобритании определялась как формирование «обязанности служения, покорности и самоограничения усилий, которые в пределах возможности человека и за которое он должен нести ответственность [4, с. 522]. Ребенок должен был воспитываться в духе осознания долга как своей первейшей обязанности, тем самым формируя гражданственность. В Великобритании в школах С. Редци, «Паблик Скулз», Би-дельской школе, во Франции – в школе Де Рош и др. «новых школах» содержание воспитания патриотизма и гражданственности включало в себя трудовое, физическое, умственное и нравственное развитие.

За многие десятилетия XX в. тезисы «нового воспитания» в Западной Европе не оставались абсолютно неизменными. Но цель его всегда оставалась одной: центр, вокруг которого должна вращаться вся система обучения и воспитания – это ребенок. Воспитание нравственного ребёнка, гражданина и патриота своей страны – это весьма противоречивый процесс в зарубежной школе. На Западе, традиционно, во все времена были сильны стремления осуществить воспитание вне политико-идеологических установок. Однако мировая школа уделяет значительное внимание воспитанию политической культуры (гражданскому воспитанию).

Библиографический список

1. Аристотель. Афинская полития. – М.; Л., 1936. – 343 с.
2. Джуринский, А. Н. История педагогики и образования : учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Педагогика и психология», «Соц. Педагогика», «Педагогика» / А. Н. Джуринский. – М.: ВЛАДОС, 2010. – 432 с.
3. Лукиан Анахарсис, или Об упражнении тела: сочинения в 2 т. / Лукиан. – С-Пб.: Алетейя, 2001. – Т. 1. – 342 с.
4. Российская педагогическая энциклопедия / гл. ред. В. В. Давыдов. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1999. – Т. 2. – 598 с.
5. Фурье, Ш. Избранные сочинения / Ш. Фурье. – М., 1954. – Т. 3. – 600 с.
6. Харланова, Ю. В. Идеи патриотического воспитания в истории педагогической мысли (до начала XX века) / Ю. В. Харланова // Образование в современной школе. – 2004. – № 4. – С. 54
 

Комментарии

Мы участники конкурсов

HSFORUM

Зарегистрированные пользователи получают весь контент в лучшем качестве.
Верх